Когти - Форум Ужасов


[Новые сообщения · Регистрация · Мой Профиль · Главная страница · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]



Страница 1 из 11
Модератор форума: leoberg124, CHUCKY_Lee_Ray 
Форум Ужасов » Horror Creation and Music » Ваше творчество » Когти
Когти
JasonVoorheesДата: Понедельник, 16.12.2013, 16:36 | Сообщение # 1
Раду
Группа: Администраторы
Сообщений: 1299
Репутация: 18
Статус: Offline
Название: Когти

Жанр: Ужасы, Мистика, Небольшой рассказ, лавкрафтовская мифология

Авторство: Моё

Описание: Вернувшийся после ограбления домой мужчина, застаёт в своей находке различные дрвение книги, тетради и страницы, способные сделать его несказанно богатым, но что-то с этих страниц абсолютно не хочет его делать таковым.

Версия представлена в сыром виде, ещё практически без редактирования. Так что, возможно, в дальнейшем будут какие-то изменения и дополнения.


"Возможно, моя точка зрения кому-то не понравится, но... меня это не волнует" (с) Monty Python

"Read the papers, I've saved a little girl"© Hoffman (Saw V)
 
JasonVoorheesДата: Понедельник, 16.12.2013, 16:36 | Сообщение # 2
Раду
Группа: Администраторы
Сообщений: 1299
Репутация: 18
Статус: Offline
Когти


- Стэнли, старый дурак! – радовался я, ещё ни о чём не догадываясь, пару дней, как мне кажется, назад, войдя домой и захлопнув за собой тугую деревянную дверь в прихожей, - Ха-ха, не будет больше этот морской пьяница хвастать перед всеми в баре своими находками.

Начну, пожалуй, чуть-чуть из далека. Я сидел в «Щупальцах океана», вполне приличная забегаловка с исключительно морской кухней, возле пристани нашего городка. Пропускал стаканчик импортного пива, как вдруг этот моряк-самоучка вломился во время ужасного дождя и грозы, притараканив тонкими ручищами какой-то пойманный в сети груз, хвастая антиквариатом.

Старику Стэнли в сети угодило какое-то подобие большой шкатулки со старинным замком. Разумеется, без ключа. И без нас, простых и крепких парней, открыть эту штуковину он не смог, как ни пытался. При этом старый дурак ещё и умолял не повредить ценную вещицу. Содержимое было неизвестно, пока крышка закрыта, а вот сама резная, старинная и с узорами она явно стоила бы не малых денег.

Узоры на ней я сейчас не припомню, какие-то обычные завитки да линии, похожие на водоросли или какую-нибудь стилистическую народную резьбу. Во всём этом я не силён. Зато силён физически, и мы с парнями из бара всячески пытались открыть эту штуковину. Старик Уинфред умолял быть осторожными, но ещё сильнее просил нас открыть. Ах, старый сукин сын Стэнли, думал, он умнее всех, думал ему невиданное счастье на старости лет свалилось в руки и будет он богатеем. Как же!

Взломать замок никому не удалось. Ну, ещё бы, среди нас взломщиков и уголовников отродясь не было. А вот втиснуть металлическую пластину между створками кое-как удалось. Хотя шкатулка эта, казалось, намертво сжалась, защищая от морской воды всё свое содержимое, и мы нарушили эту… как её там… разгерметизацию… Оттуда брызнул какой-то пар в малом количестве, и, наконец, надавив на пластину, мы таки распахнули створки этой причудливой деревянной «устрицы»-шкатулки.

Внутри, завёрнутые в какую-то ткань, лежали старинные книги. Часть совсем древних, часть относительно современных на их фоне, но всё равно уже старинных, давних десятилетий. Помню, была среди содержимого какая-то книга писателя Брэма Стокера, ранее невиданная и неизданная, как казалось, и вот чуть ли не единственный редкий экземпляр попался Стэну Уинфреду в сети на рыбалке. В грозу! Что он делал в водах в такое время? Сам чёрт разберёт, что на уме у этого пьяницы…

Был там какой-то журнал или дневник, подписанный Алистером Кроули, местные утверждали, мол знаменитый чёрный маг или что-то вроде того. Слова про телемму, Ра-Хор-Кхуита и исследования тонких граней бытия. Была какая-то библейская книга, что-то вроде «Книга Еноха» или «Книга Эона»… В этом я тоже был как-то не силён. Я даже помню текстуры их старинных обложек, мягкий переплёт дневника, твёрдый и выразительный у библейского тома.

На дне лежал экземпляр «Некрономикона», про этот я хотя бы что-то слышал. На подлинник это не очень походило, скажу я вам, да, вещь, безусловно, старинная и древняя, но с чего бы арабскому тексту быть вдруг англоязычным? Явно переписанная в старой Англии копия в красивом переплёте с тонкими металлическими зубами в нижней части. Этакая резная из металла пасть, прикреплённая к твёрдой обложке. Устрашающий вид, внушающий лёгкий трепет, но, честно говоря, мне казалось, что неизданное произведение (или же набор рассказов) Стокера выглядело куда ценнее.

Были там ещё какие-то книги и записи, больше похожие на тетрадки, всего и не упомнить. Ужинавший вместе с женой нотариус Норман Олстрич вальяжно подошёл со своим моноклем на глазу и принялся давать оценку находке. Сулил бешенные деньги, и этот седой морской волк-выпивоха радовался, как ребёнок, угодившей в его сети удачи.

Всё бы ничего, но этот седой бородатый гад ничего нам не заплатил за труды. Мы часами пытались открыть, я додумался до «приёма лома», погнули ряд железяк, прежде, чем получилось. Все старались, а он? Мы ему помогли, а он даже спасибо нам не сказал…

Не долго думая, когда Стэнли уже убрался восвояси, пропустив ещё пару стаканов, я решил восстановить справедливость и напомнить старику, что надо делиться. Я пытался подговорить ещё парочку ребят, Орсона или Клинта-младшего, например, но они отказались вламываться к нему в дом и воровать. Пришлось идти одному.

Как я и говорил, из нас никто не увлекался подобными делишками, и каким образом взломать дверь у меня не было ни малейшего понятия. Но на моё счастье… или несчастье… одно из окон оказалось открытым. Старый дурак не только рыбачит под блеск молний, но и окна в грозу и ливень не закрывает…

В мокром плаще я кое-как влез в окно. Мне показалось, что это было совсем не бесшумно… Даа-а-а, последняя пара пива явно была лишней. Что-то с координацией у меня теперь не очень. Ещё не заносит, с ног не валит, но вот о бесшумной передвижении и аккуратности можно даже не мечтать. В доме поднимался шум, ронялись предметы. Я уже понял, что всё, мне конец, такой шум и мёртвого разбудит, но вместо ожидаемого звука шагов и криков моряка я не услышал ничего.

Ветер трепал страницы раскрытых книг, но не тех, что старик нашёл в море, а каких-то иных, лежащих на столике. Я предположил, что он просто спит с затычками в ушах, чтобы не мешал гром. От того и ничего не слышит. Я с фонариком обыскал комнату-кабинет, но здесь ничего не нашлось. Заглянул в гостиную и медленно, по скрипящим ступенькам, направился наверх в его спальню.

Сейчас я уже не помню, вскрикнул я, или раскрыл рот от удивления, но помню, что весьма испугался, увидев лежащего с раскрытыми глазами старика на кровати, в не самой естественной для сна позе… Он смотрел на меня безжизненными старческими глазами, не моргая, с выражением страха, которое пугало и меня.

Он не дышал. Скорее всего, находка стала для него настоящим потресением, старческое сердце не выдержало. В общем, умер моряк Стэнли, в его годы такое случается сплошь и рядом. Старческие руки мертвеца сжимали одну из книг, остальные я нашёл у запахнутого, о радость, окна его спальни, разложенные на подоконнике и тумбе. Сама шкатулка валялась небрежно на полу. И я аккуратно сложил в неё всё, кроме той одной, что цепко сжимал мертвец.

Я тянул изо всех сил. Поверьте, вытащить из мёртвых рук Стэнли эту книгу было в десять раз труднее, чем взломать саму шкатулку. Мне это так и не удалось, лишь две страницы оказались вырваны, в результате моих рывков. Печально, что книга лишилась пары страничек, но ковыряться здесь дальше не было никакого желания. Дождь уже утих, казалось, что за окном начинает светать. Я всю ночь провозился в этом доме, и следовало бы валить, немного прибравшись внизу, маскируя следы своего вторжения. Надеюсь, что у меня получилось. Я сложил книжки и эти две страницы в шкатулку, схватил её и аккуратно спрыгнул из окна, хорошо прикрыв оное за собой.

Я невообразимо радовался, войдя домой. Стэнли Уинфред, что за дурак, поймал ценный груз и помер от старости! Ха-ха, теперь всё это моё. Главное, сбагрить всё как можно дальше от города, чтобы никто не видел, никто не узнал, и не поползли всяческие слухи. А вырученные деньги хранить несколько лет, не меняя образ жизни и привычек, может быть даже вложить в не местный банк под проценты. И когда всё уляжется, мечтал я, наконец-таки разбогатеть!

Не спавшего всю ночь, меня одолела усталость. Едва переодевшись, я сложил шкатулку в один из пустых ящиков стола, размышляя, что её стоит на пару дней спрятать и подальше. После чего рухнул спать…

Это был самый кошмарный сон за всё мое существование. Даже детские кошмары на базе фантазий никогда не пугали меня так, как это. Я снова был в доме Стэнли, но он на этот раз был совершенно пуст, за исключением кровати с мертвецом. Было темно, и меня не покидало ощущение, что кроме трупа моряка и меня здесь бродит ещё что-то. Что-то живое.

По углам раздавался скрежет. Что-то шастало из тени в тень. Скрипели половицы внизу, скрипели ступеньки. Какие-то жуткие когти скребли стену, оставляя лишь полоски, по пять штук на лапу. Я скитался по дому, пытаясь найти хоть какое-то оружие. Но на кухне не было ни ножей, ни ящиков для столовых приборов. На стенах не висело никаких ружий, сабель или гарпунов. Где у старика чулан я вообще не имел понятия, а вот двери и окна в этот раз были плотно закрыты, не выпуская меня из дома Уинфреда.

Я пытался разбить стёкла окон, но из этого ничего не вышло. Словно они толстенные, как иллюминаторы корабля. Мне становилось страшно, когда в абсолютной тишине я ощущал за своей спиной чьё-то рычащее дыхание. От скрипа когтей по бетону и вовсе становилось не по себе. За окном блеснула единственная молния, озарив комнату буквально на секунду, но мне никогда не забыть эту мохнатую тварь с четырьмя лапами, на целую головы ниже меня, бросившуюся на меня, едва заметив.

От удара когтями по груди, я вскочил и проснулся. В своей светлой комнате, живой, в своём доме. Это было сном… жутким сном… Самым страшным кошмаром, после которого, мне казалось, я тоже могу умереть в гримасе страха, в которой лежал Уинфред, сжимающий книгу.

Да, книги, - мелькнула у меня мысль. На часах красовалось уже 16:25. Я проспал всё утро, что было и не удивительно. После такого сна вскакивает куда бодрее, чем после пары чашек кофе, ну и устраивать завтрак не было никакого желания. Я лишь прошагал к комоду, вытащив шкатулку из ящика.

Снова этот лютый страх охватил меня с ног до головы. Я прямо чувствовал каждый волосок на теле, мечтавший сейчас вырваться и свалить от меня подальше. Поверх книг шкатулки были мною сложены выдранные листы из так и не доставшейся книги, и вот на одной из них была начерчена именно такая жуткая тварь, что на секунду увидел я в всплеске молнии во сне.

Рисунок был не полным, выглядел наброском, но эта жуткая морда, эти лапы, это, покрытое жёстким мехом создание, источавшее ярость и агрессию…

Я схватил эти листы и принялся судорожно читать, скользя испуганным взглядом по каракулям английского текста. Небрежное письмо было читаемо, но выглядело настолько ничего не значащим обрывком, что этой страницы было явно не достаточно. В тексте речь шла совершенно о другом, мой разум не понимал текста, не представлял, о чём написано, и как это связано с рисунком.

Второй лист был более доступным к пониманию, но тоже мало чем помог. Всё это лишь обрывки, куски, суть которых ускользала от меня. Я перечитал снова первую страницу, в основном поглядывая на обрывистый рисунок Твери, у которой, казалось, действительно даже на рисунке четыре лапы, хотя наверняка сказать было сложно.

Через какое-то время я успокоился и пытался придти в норму, глубоко дыша. Так, всё это можно рационально объяснить. Тварь нарисована на листе, когда случайно вырывал или когда их складывал в шкатулку, я, разумеется, взглянул на них. Было темно, я не помню такого рисунка, но видимо мельком, под блеск молний, я таки его видел, подсознание запомнило и выдало мне этот жуткий сон. Всё просто, кошмар, навеянный рисунком и ничего более.

Я успокоился и даже заулыбался, теперь всё наконец-то стало ясно. Я из любопытства достал содержимое шкатулки, чтобы примерно по памяти определить, откуда ж это вырвались странички, какую же книгу так не захотел мне отдать проклятый и мёртвый старик Уинфред. Не знаю, всё ли я нашёл и всё ли сложил, когда был у него в доме, но похоже, что Некрономикона у меня не было. Видать, это из него такая жуткая иллюстрация. Вот жеж была у кого-то извращённая фантазия, сочинить подобного монстра и зафиксировать на странице…

Я принял душ, расслабился, но, выходя оттуда, снова ужаснулся. На моей груди отчётливо виднелся след – пять полосок там, где тварь во сне ударила своими когтями. Нет, это не было похоже на царапины и следы когтей. Скорее что-то наподобие ожогов, тонкие, длинные следы, немного разной толщины, так как по центру явно была полоса наиболее яркая. Пять полос на коже неизвестного происхождения…

Я гнал дурные мысли прочь. Я был немного пьян, когда вломился к старику, я сшиб своими движениями кучу всякой утвари в кабинете, вполне мог обо что-то поцарапаться или задеть. Не понимаю, почему они выглядят именно так, но наверняка всему есть логическое объяснение.

Я побрился и почистил зубы, ощупывая красные следы на торсе. Действительно побаливали, действительно весьма свежие, и действительно подобны ожогам, нежели следам когтей и царапинам.

Всё это было уже не важно, главное, что книги теперь у меня! Ну, почти все. Я по началу думал одеться и снова влезть к старику, опять пробуя вытащить копию Некрономикона из его скрюченных застывших пальцев. Но потом подумал, что не станут же его хоронить в таком виде. Полиция или врачи приведут тело в норму, а книжку положат куда-нибудь в доме. Вот тогда я проберусь и возьму своё. Книга была мне нужна, хотелось связать прочитанный текст и увидеть цельную картину, а то было как-то не по себе.

Я открыл верхний ящик комода, слегка выдвинув, начал искать телефонные справочники. Мимо пролистывались документы на дом, медицинская карта, ранние рабочие договоры, какие-то свидетельства и прочие нужные и важные документы. Справочники оказались чуть ли не в самом далеке. И я начал их листать, изучая, кому и где можно толкнуть раритетные книги. Выискивал и частных коллекционеров в городах и общества, занимающиеся скупкой подобного. К тому же и саму шкатулку стоило бы втюхать в какую-нибудь лавку древностей и скупщикам антиквариата.

Да, замок на ней уже не держится после взлома, но они могли бы починить и продать куда дороже, чем купят у меня. По дешёвке я, правда, тоже, разумеется, не отдам. Я просидел так весь день, что-то помечая прямо в справочниках городов, что-то выписывая на бумагу. Для нашего захолустья вариантов, не поверите, была уйма. И речь не про сам городок, где толкнуть такую вещь без шуму не получится, а про куда более дальние места, куда следовало бы выбраться на уикенде.

Никуда в тот день не ходил, ни с кем не разговаривал. Как бы это не стало выглядеть подозрительным в лице тех, кто обнаружит старика в доме, да ещё и без книг со шкатулкой… Или её следует назвать маленьким сундуком, повод задуматься. В конце концов, как-то сложно вообразить, что в крупную шкатулку влезет столько всего. Но и на сундук это как-то не походило. Промежуточное звено «эволюции» какое-то…

Захотелось прогуляться, подышать свежим воздухом, затем я вспомнил, что так ничего за день и не ел, даже не пошёл после душа завтракать. Сделал себе небольшой ужин, есть действительно совсем не хотелось, ну, а после лёг спать, выключив везде свет.

Опять снилась всякая дрянь… Это какое-то наваждение. Кошмарный сон на этот раз происходил уже в моём доме. Я бродил с керасиновой лампой, натыкаясь на разодранные когтями обои, а где-то там… всегда за спиной, как бы я ни крутился, прескакивая из тьмы во тьму, ловко скрываясь от света горящего в лампе огня, дышал зверь. Эта жуткая скребущаяся тварь…

Это дыхание пронизывало до мозга костей каким-то могильным, загробным холодом. Все окна были закрыты, но тело регулярно ощущало прохладные ветры, дующие с кладбищ миров стонами мёртвых и измученных. Скрип когтей ловко резал обои комнат, оставляя выразительные и чёткие следы. Существо скреблось, натачивало когти и бесшумно скользило по комнатам моего небольшого бунгало.

Сообразить, что это лишь сон, я не мог, и смертельный ужас цепкой ледяной рукой смерти сжимал моё сердце, готовясь вырвать резким и злобным движением. Но остатки разума сохранялись. Я решил пойти на хитрость. Раз эта тварь всегда скрывалась за спиной, значит нужно спиной опереться на что-то, куда оно не сможет залезть.

Я стоял у стены, левую руку расставив в сторону, чётко чувствуя стену, ощупывая повороты. Я замер и стоял так какое-то время, пока на мои волосы не начало что-то капать. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, что эта тварь своими цепкими когтями уже залезла на стену и теперь с потолка где-то свисает надо мной, а слюна капает из зубастой пасти. Не нужно быть скептиком, раздумывая о протекающей крыше дома, когда за окном даже нет дождя. И всегда можно прислушаться, где слышится громкое дыхание этого потустороннего жуткого существа.

Я ринулся в спальню изо всех сил, сбегая от того, кто хотел уже было меня проглотить. Захлопнул и запер дверь, пятясь к кровати и залезая на неё. Убирая ноги с пола, ощупывая всё также стену позади себя, к которой примыкало изголовье кровати. Прижался спиной к стене, усевшись на подушку, освещая комнату впереди себя лампой.

И вот прямо с левой стороны из темноты раздался скрежет когтей, так близко, совсем рядом в темноте. Казалось прямо там, где моя рука уверенно ощупывает стену, где-то чуть выше неё, над ней… В темноте.

Я повернул голову влево, подрагивая, затем направил туда же свет лампы, сжимаемой в правой руке, и снова увидел это жуткое порождение мрака лишь на пару секунд. Крупная пасть ловко щёлкнула зубами и отхватило мне руку по локоть.

Я проснулся с поту, лёжа в кровати. За окном было светло, шторы не занавешены, а входная дверь в комнату открыта. Вернулся в реальность из жуткого кошмара. Боже, когда же мне это перестанет сниться?

Я слегка успокоился, но стук моего сердца было слышно даже больше, чем мерзкое тиканье стрелок часов, которое порой даже мешало уснуть. Я отдышался и схватил правой рукой стакан воды на тумбочке. Я присел и откинул одеяло, а стакан с дребезгом разлетелся на мелкие осколки, выпав из онемевшей от ужаса кисти.

Только сейчас я обнаружил, что левой руки… не было! Откушенная во сне левая рука действительно отсутствовала. И это вовсе не тот кошмар, когда сначала, вроде как просыпаешься, снова случается какой-то ужас, и ты просыпаешься снова. Нет. Я ощупал культю, я шевелил ею, рука отсутствовала ниже локтя. И давно уже заросла. Не было ни крови вокруг, ни боли, словно я потерял руку давным-давно… И всё это было по-настоящему! На самом деле! Происходило со мной, словно в бредовом ночном кошмаре, но было настоящим, творилось здесь и сейчас!

Я вскочил, поранив стопу осколками мокрого стекла, прохромал к окну, выглянув наружу. Можно было бы сказать, что жизнь бьёт ключом, полно народу, суета, спешка, повозки, снующие по песчаным прибрежным улочкам, груженные сеном и всем прочим. Я ущипнул себя оставшейся правой рукой. Я влепил себе пощёчину. Я бы, наверное, даже фингал поставил, хорошенько треснув, но это было уже не нужным. Я не спал, всё было настоящим, всё было реально.

Я метнулся на кухню, разорвав полотенце и перебинтовывая кое-как одной рукой свою израненную ногу, потом сообразил, что в суматохе ничем не обработал и даже не вытащил впившиеся куски стакана. Разбинтовал и выковыривал их, что стоило не малых трудов, после чего, стоя на одной ноге и упираясь о раковину, промыл ногу холодной водой и, протерев, перебинтовал заново.

Правой рукой это было делать трудно, но не то, чтобы очень. Отсутствовавшая левая по-прежнему внушала ужас, так, что я даже снял свою футболку, разглядывая этот жуткий обрубок.

Как? Как всё это может быть? Что за бред… У меня же было две руки, ещё вчера. Кто сотворил со мной такое?! Что за шутки… В голове не укладывалось. Это как же так… Бред!

Страх сковывал моё тело, дрожь ужаса била по всем нервным клеткам. Я, ковыляя, хотел вернуться в кровать, направился в свою комнату, а глаза по дороге наткнулись на висящие на стене фотографии. На них, сделанных ещё давно, по юности, я… Я уже был без руки.


"Возможно, моя точка зрения кому-то не понравится, но... меня это не волнует" (с) Monty Python

"Read the papers, I've saved a little girl"© Hoffman (Saw V)
 
JasonVoorheesДата: Понедельник, 16.12.2013, 16:37 | Сообщение # 3
Раду
Группа: Администраторы
Сообщений: 1299
Репутация: 18
Статус: Offline
Я подошел ближе, рассматривая эти нелепые подделки. Ну, вот же, мне здесь лет двадцать или чуть побольше, я прекрасно помню эту охотничью фотографию, почему же здесь я без руки! Что за кошмар творится… И эта, летняя, лет десять тому назад, с друзьями на море… четко видно эту кошмарную культю, которой не было и быть не могло.

Я ринулся к фотоальбомам, мимолётно отмечая, что и в гостиной на фотках я уже без левой руки. В фотографиях лишь самые детские фотки остались неизменны, всё остальное во всём доме подверглось какому-то немыслимому извращению! Я перерыл всякие архивы, вытащил некоторые фотографии из рамок, но следов подделок не обнаружил… Кто, кто во всех моих архивах смог всё это поменять?! И кто, чёрт возьми, отрезал мне руку?! Как и когда это произошло?!

Вопросы терзали меня, одна из рамок треснула, поранив слегка мне палец, в который раз подтвердив, что всё это ни разу, ни черта, не сон! Не грёбанный кошмар извращённого поражённого ужасом мозга, а самая настоящая реальность.

Я ринулся к комоду, где недавно видел свою медицинскую карту. Вытащил её, перелистывая, начиная с детских лет, где действительно обнаружил записи, что якобы в 13 лет я потерял руку при несчастном случае. О самом случае тут почему-то умалчивают, без деталей и подробностей, лишь всякие медицинские заметки про швы и заживление… Ужас, бред, настоящий бред! Не было такого, и быть не могло! Что же я без руки вообще делать смогу теперь?!

Я пролистал дальше, сам не знаю, зачем, но в конце обнаружил ряд каких-то неприятных печатей и… свидетельство о смерти! Датированное сегодняшним днём… Взгляд мельком заскользил по тексту бумажки, мне стало совсем уж плохо от прочитанного. Карта выпала из рук, а я без сил рухнул в обморок на пол.

Очнулся я от резкого раската грома. За окном яростно стреляли молнии, жутко выл ветер, от чего подрагивали стёкла, но ещё сильнее они порой дрожали от этого жуткого грома. Я лежал на полу неподалёку от упавшей карты. Благо окна были закрыты, иначе бы ещё все вложенные бумажки разлетелись по комнате.

Руки по прежнему не было, я ощупал обрубок, подвигал им, это было ужасно… Было холодно, в такую грозу за окном, дома без футболки… Пальцы прикоснулись к груди, эти полоски-следы по-прежнему были на ней. Поднимаясь, я пнул медицинскую карту ногой со злости. Она отлетела недалеко, уткнувшись хлопком в тот самый комод, из ящика которого я её и вытащил. Поднимать и убирать обратно не было никакого желания, пусть себе валяется.

Со спинки стула я взял домашнюю рубашку, застёгивая не на все пуговицы единственной оставшейся рукой. Не помню, о чём я в тот миг думал, но все размышления мои прервал жуткий скрежет мерзких когтей о стены дома где-то снаружи. Острые, разрывающие древесину, они скреблись в мою входную дверь.

Я попятился назад, пытался сесть на кровать, но в страхе промахнулся, плюхнулся на пол, озираясь из стороны в сторону. Шагов снаружи слышно не было, но вот когти… когти бродящей там твари отчётливо скребли, сводя меня с ума.

Несколько крупных мохнатых лап с острыми когтями впивались в стены, в оконные рамы. Жуткий таинственный зверь скрёбся с разных сторон дома, переходя от стены к стене, от двери к окнам. Медленный скрип, дьявольский скрежет, громкий, невыносимый, такой затяжный и прекращающийся. Одна лапа сменяла другую. В воображении мелькала только тварь из снов и с листа Некрономикона.

Чудовище обходило мою комнату, но также и весь дом. Слышно было, как когти мохнатого монстра скребутся снаружи о стенки коридора. Звук был более далёкий, но всё равно невыносимо громкий и кошмарный.

Оно скреблось. Скреблось, выискивая, куда бы глубоко впиться, войти когтями в брёвна, легко поддающиеся, беспощадно впускающие в себя это животное остриё агрессии, каждый коготь, дерущий древесину в щепки, медленно скользящий вниз, затачивая и стачивая, поддаваясь мохнатым лапам неведомой твари из мрака.

Молния сверкала реже, гроза вроде как уходила, но ливень шёл ещё сильный. В зависимости от силы и направления ветра, дождь иногда барабанил по оконным стёклам, выходящим на запад. В кухне и спальне, где таковые были. Я был не в силах выбраться из комнаты, слушая, как в коридоре раздаётся отзвук раздирающих наружные стены когтей. Существо бродило вокруг дома, не зная усталости, скоблилось и скрежетало, скреблось массивными когтями, готовое вот-вот вломиться.

Жуткий скрежет заставил меня закрыть уши и посмотреть на окно. Эти когти скоблили по поверхности стекла, лишь каким то, чудом не разбивая его своей массивной лапой, которую к своему ужасу я увидел. Довольно чётко в блеске молний, мохнатая лапа с пятью когтями, без подушечек пальцев, как у животных, какой-то не виданной формы, казавшейся одновременно и вполне естественной, и совсем неведомой. Жуткие длинные и массивные когти оставляли следы на стекле, но не прорезали его насквозь. Пять косых полос осталось, а следом в ход шли деревянные рамы, громко стонавшие хрипом от терзающих их когтей зверя.

У меня не было ни ружья, ни чего-то такого. Звонить кому-либо было бесполезно. Во-первых, как им объяснить ситуацию, кто в подобное поверит, а во-вторых, в такую грозу в городе отключают генераторы, чтобы молния не попадала в дома, наверняка телефоны и свет сейчас не работают, нет никакого электричества, пока ответственные люди не проснуться с утра и не запустят всё обратно.

Почему-то без света было даже спокойнее. Глаза мои давно привыкли в темноте, насколько человеческое око позволяет. Я больше не видел кромешной тьмы в своей комнате, как и в коридоре, видимом через распахнутую дверь спальни.

Я забрался на кровать и лёг на бок, крепко прижав одно ухо к подушке, укрылся одеялом с головой. Всё, спать, проспаться и выспаться, пусть это всё прекратится! Но скрежет снаружи не давал мне покоя и сна. Да, возможно, дело в том, что я едва пришёл в себя после обморока, и будучи без сознания, слава богу не видя больше дурных снов, пришёл в себя, как после сна. И теперь уже было не уснуть…

Но скрежет когтей не давал покоя, терзал слух и невыносимым звуком изводил меня, перемещаясь вокруг где-то там, снаружи, за окнами, за стенами… посреди грозы и бушующего ливня. Иногда он был столь громким, что казалось зверь уже внутри, он режет обои и скоблит мои стены вдоль коридора, шагая ко мне, чтобы убить, но, прислушавшись, я понимал, что мохнатая тварь по-прежнему снаружи.

Я набрался смелости и отправился на кухню, взять хотя бы нож. Там было куда светлее, чем в спальне, а звуки когтей потише, видимо лохматое крупное чудовище сейчас находилось у противоположной стены. Когти были слышны, но вот где именно, сейчас уже представлялось с трудом.

Я взял нож и сел на табуретку, ожидая, сам не знаю чего. Гроза стихла, но всё ещё шёл дождь, а через его мрачные облака пробивалась светом полная луна, заливая как раз западные окна светом. Скрываясь в облаках и выскакивая вновь, а молнии сверкали где-то вдали, разрезая небо в лоскуты своими резкими стрелами, а спустя какое-то время до ушей доходил и гром. Сейчас, правда, самым страшным звуком были когти неведомой зверюги, затаившейся у дома.

Зачем оно пришло? Почему никуда не уходит? Почему просто не ворвётся и не сожрёт, я уже ко всему готов. Но зачем же так меня мучить? Зачем протяжно скрестись, так медленно, поочерёдно и жутко! Это невыносимая пытка, эти адские звуки, пробирающие целиком… Этот скрежет… Ох, это просто чудовищно!

Я подошёл к окну под влиянием какого-то глупого любопытства. Я слышал, что существо сейчас где-то возле окна спальни, и с кухонного я смогу его увидеть, может хорошенько рассмотреть, что это за зверь.

Да, полная луна кого угодно могла натолкнуть на размышление об оборотнях, вервольвах, волколаках. Но я то видел рисунок, я дважды, пусть и всего лишь мельком на пару секунд, видел этого зверя во сне. И его крупная голова не имела с волчьей мордой ничего общего. Широкая пасть, крупные зубы, кажется в несколько рядов, голова по форме больше напоминающая яблоко, чем вытянутую собачью звериную морду. Я не помню ушей, но шерсти на голове у монстра было по минимуму или же не было вовсе, а вот тела и лапы покрывал густой тёмный мех.

Я прильнул в окну, в нижнем дальнем углу, одним глазом рассматривая, как это нечто стоит вдоль стены подальше, у иного окна моего дома. Количество ног мне сейчас было не видно, а вот все четыре когтистые руки-лапы цепко скоблились о древесину стен кошмарным звуком.

Это было похоже на гибрид тарантула и медведя, массивное, косматое создание, покрытое волосяным покровом, какой-то невиданный плод загадочной эволюции. Порождение мрака, дитя страха и ужаса, кошмарное создание, не подходящее совсем под описание всех известных зверей. Могли ли паукообразные дойти до такой стадии развития, подобной человеку прямоходящему? Но морда чудовища едва ли напоминала паучью.

Лицо этой твари из другого мира уже не ограничивалось одной лишь широкой пастью, теперь уже куда лучше можно было рассмотреть его челюсти, однако жалящих хелицер на нём видно не было, и глаза были явно не паучьи и не как у насекомого, а ближе к каким-то рептилиям что ли или животным.

Лишь спустя минуту такого пристального разглядывания его хищной морды, действительно спереди на «лице» лишённой волосяного покрова, я сообразил, что я смотрю на него, а оно смотрит на меня. Глаза в глаза… И я попятился назад, сжав покрепче нож своей единственной рукой.

Я полз спиной вперёд по синему линолеуму кухни, цветовой гаммой и текстурой косящим под мраморную плитку. Я отодвигался подальше от окна. Я же знал, что заметив меня, это разгуливающее снаружи существо непременно ринется сюда, ко мне, к этому окну и, вероятно, через него сюда, на кухню, в мой дом… за мной.

Послышался снова скрежет. Оно шло в эту сторону, лапой или двумя водя вдоль стены. Если раньше мне казалось, что оно, будто бы, точит свои когти, вертикальными полосами, то на этот раз древесина рассыпалась под полосками горизонтальными, от окна спальни до окна кухни.

Когти! Эти жуткие когти! Сколько их? По пять штук на каждой лапе… две пары, да ещё неизвестно сколько ног. Лазило же оно во сне по потолку и стенам, небось и на самом деле на такое способно, скоблить ещё острыми когтями нижних лап… ну, или ног…

Шатаясь от страха, я брёл по коридору, заглянув в пустую гостиную, просто, чтобы убедиться, что там никого нет. Были там, правда, тёмные непроглядные уголки и места, но что-то мне подсказывало, что нету чудовища в доме, и водит когтями по стенам оно всё ещё снаружи…

Вернувшись на кровать, я уселся на неё. Снова прижался спиной к стене и не мог уже сомкнуть глаз. Бешено стуча сердцем, я просто ждал рассвета. Кто знает, сколько часов я так просидел, мне казалось, что целую вечность, а за окном так и не светало.

Скрежет раздавался уже сверху. Когти неведомой твари теперь изысканно и извращённо ласкали черепицу моей крыши, скоблясь жуткими звуками, изматывая, пугая и ужасая меня… Когда было нельзя точно определить, с какой оно стороны дома, означало, что оно вновь на крыше, а звук отдаётся почти одинаково с каждой стороны, лишь более громко раздаваясь вверху, если прислушаться.

Я захлёбывался от ужаса и не знал, что мне делать. Однажды оно ворвётся сюда. Ростом со стоящего на задних лапах медведя, с четырьмя когтистыми лапами, способными меня разорвать. С этими жуткими когтями, разрывающими стены… Оно прорвётся, оно просто не хочет уходить!

Я уже буквально чувствовал, как, ворвавшись, оно бросится на меня, но не станет перегрызать горло, как лев или гепард, а будет заживо меня пожирать, разрывая мою кожу жуткими и цепкими лезвиями когтей, врезаясь в мою плоть… впиваясь челюстями, и наслаждаясь моими муками, моими воплями и всей той невыразимой болью и ужасом, которыми эта тварь способна одарить в приступах глубочайшей ярости.

Я винил только себя. Почему я не вернулся к старику за книгой? Да, я часами не мог выковырять её тогда, но был пьян, была ночь, я спешил, торопился и нервничал. Днём же всё было бы просто идеально! Кто вдруг нагрянет к Стэнли? Да никто к нему не заходит. Если он мёртв, об этом узнали бы где-то через неделю. Было идеальное время взять инструменты, и каким угодно образом выцарапать книжку.

Чёртовы страницы… И как тварь оттуда могла поселиться ко мне во сны, а теперь ещё и донимать в реальности… Рассвета всё не было. Пугающие звуки становились чётче и громче, существо уже вошло в азарт скоблиться о моё бунгало. Я зажег лампу спичкой и снова вытащил эти два листа из шкатулки, с ужасом разглядывая рисунок и опять бегая глазами судорожно по тексту.

Содержимое обеих листов не давало представления ни о существе, ни о причинах его появления. Но красный шрифт последней фразой второй страницы гласил «Ритуал изгнания:». Изгнания! То, что действительно было нужно, по всей видимости способ, прогнать и избавиться от монстра, оказался где-то там, дальше, на третьей странице из двух выдранных… В книге, намертво схваченной Стэнли Уинфредом.

Меня пробрала печаль и депрессия, я совершенно поник, оказавшись без должного рецепта собственного спасения. Я сидел за столом, вздрагивая от шорохов и скрипов, издаваемых кошмарными крючьями когтей потустороннего косматого чудовища.

Моя рука… моя левая рука, ну как же так. Как так получилось… Чёртов обрубок, чёртова тварь, грёбанные страницы грёбанной книги грёбанного Уинфреда! Что б ему гореть в аду на том свете!

Меня пугало то, что ночь не кончалась. По ощущениям, уже на полном серьёзе прошло много часов, очень много. Зажмурившись я стал считать. Это успокаивало, пока я не дошёл до проклятого числа. Да-да, считал я вслух «Шестьсот шестьдесят четыре, шестьсот шестьдесят пять, шестьсот шестьдесят шесть…» и от самого этого числа мне стало плохо, закружилась голова, а громогласное шебуршание по стенам продолжало пронзительно пугать.

Я всё-таки нашёл выход, я считал от 1 до 300. Триста секунд равны ровно пяти минутам. Безусловно, я не могу поклясться, что считал именно чётко и ровно, секунда в секунду, но определённо я старался не торопиться, чтобы примерно мои триста раз ровнялись пяти минутам реального времени. Я считал целую вечность… От одного до трёхсот, от одного до трёхсот… В конце концов я схватил бумагу и еле-еле нашел карандаш. Уложив лист к себе на коленку, сидя на кровати, записывая каждый раз, когда мои пятиминутные подсчёты доходят до двенадцати раз, означая час.

Ставил цифры, потом тупо палочки… Это не заканчивалось. Чёртова ночь не заканчивалась. Она шла уже шестнадцать часов и чёрт его знает, сколько до того, как я начал записывать и считать. Уже сутки была одна сплошная кромешная ночь, не желающая отступать. Этот подсчёт времени уже сам по себе стал невыносим, и только дрожь тела, трясущиеся руки и страх, пылающий внутри, в сердце, в грудине, бегающий вдоль позвоночника, от каждого зловещего скрежета когтей – оставались, как прежде.

Новая идея посетила мой отчаявшийся измученный разум. Что если дождаться, когда тварь будет у одной стены и выскочить из окна стены противоположной? Я тихо начал пробираться в гостиную, убедившись, что существо скребёт у окна моей спальни. Я делал пару шагов и снова убеждался в местонахождении монстра, и так шаг за шагом, метр за метром. В итоге я стоял у окна просторной, самой тёмной ныне из всех в доме, гостиной комнаты, медленно открывая окно трясущимися от страха пальцами единственной руки.

Я уселся на подоконник, обернувшись у распахнутого окна, что монстр все ещё скоблится вдалеке снаружи спальни, но вокруг в этот раз воцарилась кошмарная жуткая тишина. Снова взяв положенный на него кухонный крупный нож для хлеба, я не слышал даже шума дождя, погружаясь в бездну глухой темноты, с единственным желанием – снова услышать самый страшный звук в своей жизни, этот скрежет чудовищных лап. Его, там, вдали, у окна спальни, я сейчас желал, как никогда и ничего на свете. Но скрежета не было.

Когда я услышал прямо за своей спиной дыхание кошмарного создания, мне казалось, что было уже поздно на что-либо надеяться и вот-вот я окажусь в этих когтистых кошмарных «паучьих» лапах большого чудовища. Я спрыгнул на пол и побежал изо всех сил, не оглядываясь, не замыкая даже за собой дверь комнаты, прижавшись возле кровати спиной к холодной стенке.

Окно! Чёрт побери, я забыл захлопнуть за собой окно гостиной! О нет, нет, нет! Только не это! Оно же теперь ворвётся сюда, точно проникнет! Нельзя же было быть таким беспечным идиотом, винил я себя, жмуря глаза от отвращения и презрения.

Почему проклятая ночь не заканчивается? Сколько часов я ещё должен жить под этой грозой, чтобы, наконец, увидеть рассвет? Снаружи снова сияли молнии, по крайней мере были вспышки, освещавшие комнату через окно, но я был вжат в стену и чаще жмурил глаза, не посматривая на окно и лишь крепко сжимая нож.

Когти… этот жуткий скрежет наполнял мой дом. Я уже не знал, снаружи дома эта тварь или уже точит эти острые крючья мерзких лап в моей гостиной об обои стен… В блеске молний, в этих вспышках в окне, освещающих на секунды комнату получше, я видел, что стены моей спальни уже изрезаны жуткими когтями. То тут, то там уже находились следы и полосы. Словно это существо уже было здесь и скоблилось.

Жуть. Настоящая ледяная жуть и хаос. Тыльной стороной ладони, костяшками пальцев, трогая стенку, я ощущал на ней следы когтей и эти жуткие полосы. Эта тварь уже побывала в моей комнате. Невесть когда, пока я шагал к окну в гостиной, чтобы сбежать, видимо. Это создание неведомым образом, ведь окно по-прежнему закрыто, побывало здесь и изрезало мне стены… Я видел и чувствовал их, эти следы после адового скрежета.

Ночь не желала заканчиваться, она длилась бесконечно… Я готов был взвыть и закричать, да чем это поможет? Разве что поскорее привлечёт тварь, окончившую мои страдания… О нет, она будет издеваться надо мной, когда ворвётся сюда. Отгрызать конечности, драть кожу вдоль них, потому что эти когти – это что-то немыслимое, жуткое и беспощадное, потому что просто так оно не окончит мои страдания и будет медленно терзать и пожирать.

Выход… выхода нет. Совсем нет. Ни скрыться, не сбежать. Никаких шансов победить чудовище кухонным ножом… Нужен выход из бесконечной ночи, мой мозг больше не выдерживает. Я не спал уже давно и не могу уснуть. И больше не смогу, это становится невыносимым ожиданием обречённого конца.

Ночь длится по ощущениям уже трое-четверо суток. Я изнеможен, но все ещё в ужасе. Моя кожа ледяная, а волоски встают дыбом, мои волосы кажутся мне седыми, не смотря на возраст. Гроза не заканчивается, а монстр всё не уходит, скребётся где-то снаружи, то близко, то вдали, но этот скрежет уже просто невозможен…

Выход всегда есть… Застрелиться, повесится, облегчить свои страдания. Взять свою судьбу в свои собственные руки. Сделать это быстро, пока жуткое мохнатое создание не добралось до тебя своими лапами…

Перерезать горло, вонзить ловким движением этот никчёмный нож, не способный защитить, но способный быстро избавить от мучений, в глотку… Провести быстро лезвием по шее и перестать чувствовать страх. Навсегда! Избавиться от кошмара, выбраться из этой ночи. Потому что это мрак хаоса и страха, сковавший меня здесь навечно, никогда не отстанет. Потому что это КОГТИ, они не врезаются в древесину снаружи, они не скоблят стены, не раздирают ткани и обои, они не впиваются в мою плоть… они терзают ДУШУ!

the end


"Возможно, моя точка зрения кому-то не понравится, но... меня это не волнует" (с) Monty Python

"Read the papers, I've saved a little girl"© Hoffman (Saw V)
 
Форум Ужасов » Horror Creation and Music » Ваше творчество » Когти
Страница 1 из 11
Поиск:

   Отзывы на фильмы и новинки кино


Бесплатный хостинг uCoz